Сарказм-клуб

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сарказм-клуб » Про_заек » Мойшины сказочки


Мойшины сказочки

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

Экстрасенс как-то спустя рукава отнёсся к своим обязанностям. Не мог приманить кого-нибудь более духовно богатого, чтобы библиотекарше какие-то общие темы с суженым найти можно было? Сантехники как-то не очень котируют походы в музеи и читальные залы в большинстве своём. (Конечно, с тем условием, что это не сантехник по имени Слава Сэ!)  http://st1.chatovod.ru/i/sm/icon_biggrin.gif

0

22

Dennis Rodman написал(а):

Сантехники как-то не очень котируют походы в музеи и читальные залы в большинстве своём. (Конечно, с тем условием, что это не сантехник по имени Слава Сэ!)

Вот опять вы в точку глянули, Дениска. И ведь Слава Сэ не исключение. Я знаю сантехника, который цитирует Набокова, Фрейда и Бродского одновременно и по очереди. А на досуге сочиняет программы для Андроида)))

0

23

Вот еще один рассказик

Бессовестная лавстори

Ну что тебе надо еще от меня?
А.В.

Маруся очень любила свою работу.
Вот тут вы, Уважаемый Читатель, наверное, подумали, что кем это таким Маруся работала? Думаете банкиром? Моделью? Может космонавтом? Продавцом воздушных шариков? Вот в последнем варианте Вы почти угадали. )
Она работала учительницей начальных классов. Да, денег было негусто, но счастье каждодневной встречи с ребячьими озорными глазенками, улыбками, и даже их маленькими вреднючими вредностями, ссорами и примирениями наполняло её жизнь таким осмысленным смыслом, что честно, ей хватало этих денег.
Эх, трудная мне предстоит задача, Уважаемый Читатель, убедить вас в марусином профессиональном счастье, но я попробую. Дело в том, что её работа не оставляла ей ни минутки для скуки или даже вопроса – чем заняться в выходные или вечером? Жизнь её была переполнена феерическим количеством всяческих интереснейших дел, мероприятий, уроков и подготовки к ним, чтением интересной профессиональной литературы и просто литературы, что постоянно подталкивало её по пути размышлений, соответственно мыслей и обобщений о мире и о себе и оправдывало оценку этой профессии как самой саморазвивающей. И вообще всех дел марусиных даже перечислить невозможно, не то, что их переделать все. Во всех делах у ней было одно стремление – что бы еще такое придумать и осуществить интересное и развивающее для её ребятишек и их родителей? При этом ей и особой благодарности от них никакой не надо было. Она сама видела когда людям хорошо с ней и от неё. Это самое «хорошо» было ей самой лучшей наградой, а всякие там открытки, конфетки, цветы были уже лишними, чисто знаком внимания и подтверждения её нужности. К тому же Маруся была очень молода и ей страшно нравилось, что её называют Марией Сергеевной не только ребятишки, но и коллеги, и взрослые солидные мамы-папы.
Маруся сама была дочка учительская и другой профессии в её жизни просто не образовалось, а талантом педагогическим она обладала еще в детстве, когда учила и воспитывала сначала своих кукол и зверушек, а потом младшего братика, соседских и дворовых малышей. И самые главные умения своей профессии пришли к ней органично и естественно, еще в детстве. Эти умения можно назвать сокращенно ППО, то есть - Понять, Простить и Объяснить. Честное слово, Уважаемый Читатель, не только для воспитания и обучения, но и вообще для жизни этих трех умений вполне достаточно.
У Маруси был супруг, Вадим, или, как она его называла ласково, Важный Дим. Он и вправду был очень важным. Он считал себя Мужчиной, то есть, по самому факту и определению, умней Маруси, считал её работу мелкой суетой, никак не ведущей ни к какому жизненному или общественному успеху, к которому он стремился всей душой, всерьез занимаясь политикой в одном из местных отделений одной из политических партий.
Когда Важный Дим брал Марусю замуж за себя, то сразу предупредил её о том, что легкой жизни ей не обещает. А именно, сколько бы ни работала Маруся, но от домашних женских обязанностей её никто освобождать не собирается. Уборка, постирушки, купить продукты и приготовить обед-ужин-завтрак для любимого мужа – её святая семейная обязанность. А Маруся и не отказывалась. Она была влюблена, счастлива и не боялась никакой работы.
Так же, как и на работе, в отношениях с Вадимом у Маруси был только один вопрос – что бы такое еще сделать, чтобы он был доволен, счастлив и радостен? И она делала очень много и ей было достаточно когда он, ласково-снисходительно, называл её «задница моя» или «моя сарделька» (Маруся была немного полновата) или просто «гадина». Ну вот просто он так был воспитан, что не мог терпеть никаких «зайчиков-солнышек-рыбок» и всяческих бабских усипусек, а любовь свою выражал вот так именно, ласково, но с виду сурово. Ну так она себе объяснила такое его обращение.
Всё шло хорошо в марусиной жизни, да просто замечательски. ППО действовали и в семье, как и на работе. Стоило ей в любом недоразумении сделать шаг навстречу, понять, простить какие-то задевающие её слова, найти объяснение какому-то своему поведению или поведению Важного Дима, как всё разрешалось наилучшим образом. Но вот однажды, когда родилась маленькая «мышка» Машка, Маруся вдруг почувствовала, что устает и не высыпается. Она посчитала, что это обычная усталость всех молодых мамочек, что вот Машка подрастет, а к ней придет второе дыхание. Вся повседневная работа в доме по-прежнему была на ней. Однажды она попросила Вадима по дороге домой с работы купить хлеба к ужину, потому что в ненастную погоду не смогла выйти под дождь с коляской. Он купил, но пришел страшно недовольный этим обстоятельством и упрекнул её в том, что она разучилась грамотно планировать свои дела, что в последнее время потеряла свое былое очарование, выглядеть стала неряшливо (хотя ведь не работает, сидит дома) и вообще он уже неделю ест пересоленный суп и молчит только в силу своей врожденной деликатности и интеллигентности.
Маруся поплакала, но потом они помирились, он снова назвал её своей лохматой сарделькой и всё пошло по-прежнему. Но Марусенька с этого момента стала чуть меньше улыбаться, ну просто потому, что озаботилась как бы еще грамотней всё спланировать, чтобы оставалось время не выглядеть неряшливой.
А потом и правда пришло второе дыхание. Машка подрастала, а Маруся стала намного взрослее, потому что поняла, что взрослой женщине надо надеяться только на себя.
Она скучала по работе. К ней приходили некоторые её ребятишки, знакомились с маленькой толстой сарделькой Машкой, часто она приходила к школе с коляской (жили рядышком) и мельком, на бегу (педагоги всегда так заняты) общалась с коллегами.
Однажды Маруся гуляла с Машкой по бульвару и они обе сильно устали. Был месяц май, молодая весна атаковала их буйством ароматов. Машка только-только начинала потихоньку пытаться ходить, а это физически очень тяжелое время, когда малышатку приходится водить, наклонившись к ней в три погибели, и спина сильно устает. Они немножко поссорились, дочка капризничала, тащила в рот всякую гадость, хотела кушать и спать уже и Маруся начала собирать игрушки и мелкие вещички, чтобы идти домой.
Когда она собиралась, роняя игрушки и пытаясь усадить в коляску ревущую Машку, то услышала над собой молодой голос – Давайте я помогу вам?
Она даже не оглянулась кто это там, а просто увидела чьи-то руки, которые быстренько сложили в поддон коляски игрушки, подхватили Машку под мышки и усадили её в коляску. Она выпрямилась поблагодарить и увидела совсем молодого человека с ноутбуком в сумке через плечо, улыбающегося такой открытой улыбкой, что она не удержалась и рассмеялась ему над собой и своими няшными проблемами. Молодой человек сказал, что у него есть время, он никуда не спешит и хотел бы помочь ей. Маруся кивнула и он проводил их. По пути успокоил сардельку, которая уставилась на него синими пуговками и смотрела всю дорогу, не отрываясь, на чужого дядю, при этом с любопытством помалкивала, за что Маруся еще раз поблагодарила его. Молодой человек помог поднять коляску с Машкой на восьмой этаж, легко простился, как со старыми знакомыми и так незаметно исчез, что Маруся, только когда накормила и уложила Машку спать, вспомнила о нем с улыбкой и поняла, что давно не встречала таких людей, с которыми бы ей было легко с первой минуты, как будто знакома была всю жизнь, но что познакомиться-то с ним она и забыла. «А ну и ладно» - подумала она и занялась делами, иногда улыбаясь чему-то внутри себя, как не улыбалась давно.
Прошло два дня. Обычно Маруся с дочкой гуляли в парке рядом с домом, а на бульваре оказались тогда потому, что её подруга, живущая там, оставила ей ключи от квартиры на время отпуска с просьбой наведываться иногда. Тогда она наведалась в первый раз и, вроде бы, пока этого было достаточно.
И вот утром на третий день она вышла с коляской из дома и, немножко постояв в непонятном раздумье, повернула на бульвар, подумав, что, раз уж взяла ключи от квартиры, то надо наведаться.
Она шла по весеннему городу, толкая коляску и опустив глаза в некоторой, непонятной самой себе, задумчивости. Повернула на бульвар – и увидела, как с ближней скамейки навстречу ей встал Он, легко подошел к ней и сказал, заглянув ей прямо в самое её тайное, в чем она не посмела ни разу признаться себе за эти два дня.
– Ну вот, ты пришла, наконец? А я ждал. Так давно ждал.
И всё. В жизни приличной молодой женщины, жены и матери, педагога, в конце концов, произошла катастрофа. Она изменила Важному Диму.
Мальчик оказался моложе её на два года, он всего год как закончил технический вуз и работал программистом.
Маруся вдруг поняла, что все её ППО были всегда в одни ворота. Она всю жизнь сама всех Понимала, Прощала и Объясняла, на работе и дома, но впервые в жизни встретилась с тем, что это всё возможно не только делать самой, но и принимать эти ППО от другого человека. Она впервые увидела, что можно не делить обязанности, позволить себе выспаться и не стыдиться этого, увидела, что нет «мужских» и «женских» дел, поняла, что можно никогда не стесняться ничего и не чувствовать себя в крупном долгу, можно не прятаться и не скрывать, если больно, обидно или непонятно. И эта сногсшибательная возможность без слов понимать друг друга, не только прощать, но и быть прощенной, не объяснять, а вместе увидеть причину и посмеяться над ней, буквально поломала её жизнь вдоль и поперек.
Важный Дим отпустил её со спокойным презрением, отпустил с Машкой. У него наметились карьерные перспективы и он сказал, что не намерен тратить себя на бабские дрязги. Счастливая, мудрая Маруся была ему благодарна за это презрение, которое она, наконец, оценила в полной мере.
Андрея Машка стала звать папой, как только научилась говорить. А через три года у них родился еще и Матвейка.

+1

24

Сначала подумала почему бессовестная? Потом вспомнила об отделении от Великой Матери и социальной идентификации.

...К сожалению, такое сполошь и рядом. И будет ещё хуже, бо мы заложники времени.

0

25

Black Mamba написал(а):

Сначала подумала почему бессовестная? Потом вспомнила об отделении от Великой Матери и социальной идентификации.
...К сожалению, такое сполошь и рядом. И будет ещё хуже, бо мы заложники времени.

Ой? А кто это Великая Матерь? И как от неё отделяются? Больно, наверное?))
Бессовестная, потому что аморальная (сначала так и хотела обозвать, но подумала, что аморалка - это уже как-то слишком конкретно))  с обычной, традиционной моральной точки зрения.
Хотя об этом можно дискутировать в категориях пространственно-временного континуума. http://forums.realax.ru/images/smilies6/thinking.gif

0


Вы здесь » Сарказм-клуб » Про_заек » Мойшины сказочки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC